evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

Вася и Василиса

Оригинал взят у v_korsak в Вася и Василиса
Я уже рассказывал в журнале эту историю, но тогда она ещё не закончилась...

Вася и Василиса

На рубеже веков закрывали в нашей «Носте» (в те времена комбинат так назывался) рыбный цех. Сворачивали производство быстро, второпях, по распоряжению тогдашнего директора Великанова. Работников распределили по другим цехам, рыбу выловили и продали. Из металлических ёмкостей воду слили где полностью, а где частично. В цеху остались лишь охранники. Они-то и увидели, что в двух огромных ёмкостях, почти полностью зарытых в землю, уцелело по одному молоденькому карпу. Запасы кормов из цеха ещё не совсем растащили, и стали охранники этих мальков подкармливать. Через некоторое время служивые решили, что скучно карпикам в одиночестве плавать, выловили одного и запустили ко второму. Так и оказались вместе Вася и Василиса.



Прошло время, пост охраны с территории бывшего рыбного цеха сняли, но по старой памяти некоторое время охранники иногда заезжали сюда, чтобы покормить подрастающих карпов. Потом пожилой мужчина из кислородного цеха носил карпам кашу и хлеб. Были и другие добросердечные простые рабочие. И много-много лет ходил кормить карпов мой знакомый Юра. Брал с собой и перловку, и сыр, и даже огурцы. Карпы, жившие в проржавевшей посудине, с удовольствием хватали кусочки свежих ароматных огурцов. И как-то закрепились за парой карпов имена – Вася и Василиса. И не только Юра так их называл, а все, знающие об их существовании.

Весной 2012 года Юра заметил, что карп и карпиха так и льнут друг к другу, и глядят друг на друга, будто любуются. Ясно, что условия жизни плохо отразились на их половом созревании. Но оно – это созревание – всё же случилось, и шли карпы к нему долгих двенадцать лет. Короче, отметали карпы икру в своей стальной бочке, и через некоторое время появилось на свет во множестве их потомство. Маленькие карпики радовались каждому лучику солнца, с трудом попадавшему в ёмкость, А Юра радовался такому прибавлению в рыбном семействе, и на сердце у него будто солнце светило. Из столовой Юра носил карпятам в целлофановых пакетах разнообразные каши, и росли мальки довольно быстро. Осенью, когда Юра бросал в бочку корм, поверхность воды буквально бурлила от обилия рыбьих спин.

Но пережить зиму в бочке удалось не всем. Весной тринадцатого года встретили Юру вместе с карпами-родителями лишь десять их годовалых детишек. А у Васи и Василисы вновь успешно прошёл икромёт. Но явилась беда нежданная: годовалая молодёжь стала лакомиться икрой собственных родителей, и, как ни сердились Вася и Василиса, как ни гоняли, ни наказывали своих старших детей, уберечь удалось всего семерых мальков.
Летом, когда Юра начинал бросать в ёмкость кусочки измельчённого жмыха, неслись к ним сначала малыши, потом их старшие братья и сёстры, а потом уж поднимались с глубины карп Вася и зеркальная карпиха Василиса.

Но в мире земном плохих людей, пожалуй, больше, чем хороших, будет. Прознал один такой нехороший человек, работник электросталеплавильного цеха, про рыбий дом, пришёл к ёмкости как-то в конце лета 2013 года и на простейшую снасть выловил Василису. Висело беспомощно на рыболовном крючке голое – без чешуи – тело Василисы. А тот чел ходил потом по цеху, бахвалился, какой он есть герой. Выловил, нахвастался, потешил своё тщеславие, да и выкинул ненужный рыбий труп – карпиха-то в таких условиях существовала, что для пищи её мясо было небезопасно.

Долго не находил себе места Вася: метался по бочке, искал Василису, корм не принимал, психовал, сердился на себя и детишек своих. В сентябре очень редко показывался на глаза Юре, как если бы Юра был в чём-то виноват перед ним. И Юра будто чувствовал за собой какую-то вину, потому, стараясь сделать хоть что-либо приятное Васе, носил отборный корм, самые-самые вкусняшки. Сгибался Юра у края огромной бочки, крошил мелко голландский или российский сыр, бросал кусочки в воду и, видя, как Вася поднимается со дна и хватает любимое лакомство, приговаривал: «Кушай, кушай, сыночек, поправляйся, не переживай! Всё будет хорошо!»

И я тоже в ту осень видел Васю всего несколько раз. Юра работал в будние дни, а я посменно, и по субботам и воскресеньям, когда смены на эти дни выпадали, подкармливать карпов доверялось мне.

Пережили карпы ещё одну зиму. А в 2014 году забил Юра тревогу: показалось ему, что воды в ёмкости осталось не так много, чтобы хватало для сносной жизни Васи и его потомства. Юра, да и я, да и ещё может кто (я не могу всего знать) искали возможность пополнить резервуар. Но, увы, все водоводы в бывшем рыбном цеху оказались обрезанными, пустыми. Пришлось обращаться за помощью к другим людям, занимающим более высокие места на производственной лестнице. Дивились руководители большие и маленькие нашим рассказам, даже не верили поначалу, старались во всём убедиться. Сами приходили, подчинённым задания давали, чтобы разобрались. История о Васе и Василисе распространялась по комбинату с необыкновенной скоростью. У многих людей появлялось желание поглазеть на живущих в непригодных к жизни условиях рыб. Говорят, даже высшее руководство предприятия приезжало.

Конечно, всем хотелось увидеть своими глазами Васю и его деток. Чтобы выманить карпов на поверхность, люди приносили корма, чаще всего, буханки хлеба и различные каши. И летели эти продукты каждый день в резервуар навалом. Излишки в огромном количестве на дне оседали. Рыбы всё реже и реже на поверхности появлялись, по тёмным углам от людей прятались. А воды тем временем в ёмкости так и не прибавилось. Никто не собирался ради невесть как выживающих рыб ни водовод специальный тянуть, ни в машинах воду подвозить. Какую влагу Бог с дождями давал, той карпы и довольствовались. Для людей одно дело – поглазеть, зрелищем себя побаловать, и совсем другое – поступки совершать.

А время шло, тут и зима ледяными костяшками в металлические стенки резервуара постучалась. Впали карпы в анабиоз. Покрылась поверхность воды в ёмкости толстым слоем льда, а остатки хлебных буханок, каш, других кормов, которые люди, надеясь увидеть кормящихся рыб, во множестве в огромную бочку бросали, гнить начали. При гниении газы различные выделялись, а выхода из-подо льда не находили. И доступ свежего воздуха в воду полностью лёд перекрывал. Так и задохнулись под плотным льдом карпы, не вышли из анабиоза. По весне всплыли на поверхность один большой и семнадцать маленьких рыбьих трупиков.

Всё рассказанное здесь реально до безобразия. Существовали наши карпы в мире земном вопреки всему, в нерыбных условиях. До того сильна была жажда жизни в земных существах, созданиях Божьих! Вот такая история, так и прожили, и счастье, и горе своё нашли души рыбьи – Васи и Василисы.

А ведь, если говорить, положа руку на сердце, и у людей судьбы нередко не слаще бывают, и жизнь человеческая в нашем мире иногда не дороже рыбьей жизни стоит.
Tags: Вася и Василиса, из жизни рыб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments