evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

О Шостаковиче

Shostakovich-Dmitri-36
25 сентября 1906 года родился Дмитрий Шостакович
Предлагаю Вашему вниманию несколько выдержек из статьи Марка Райса "Шостакович как личность"

Шостакович не был открытым человеком. Но сейчас я имею в виду уже не его стеснительность и нерешительность, а скорее внутреннюю невозможность контактов с окружающими. "Моя жизнь – это одиночество на людях", - сказал он как-то. Отчасти к этому одиночеству стремился и он сам, хотя всю жизнь неистово искал друзей. Он несколько приоткрывал себя лишь самым близким.
Композитор очень любил свою мать. В письмах к ней он делился буквально всем: он описывал ей концерты и экзамены, свои волнения и впечатления от заграничных поездок; пересказывал комические эпизоды на работе и сны. Когда Шостаковичу должны были вырезать гланды, он просил, чтобы матери не сообщали о его предоперационных страхах, чтобы не волновать её
Своих детей Шостакович любил, по словам Г. Вишневской, "какой-то болезненной любовью" и практически никогда не наказывал их, даже когда они очень того заслуживали. Заботясь об их здоровье, композитор очень рано поднимал их с постели, заставляя заниматься зарядкой - в то время по радио передавали утреннюю гимнастику. Когда дети подросли, он стал требовать, чтобы они читали – в первую очередь Достоевского, Гоголя, Чехова. Это были его любимые писатели, и когда Галина и Максим проходили это в школе, он требовал, чтобы они учили их тексты наизусть.
ДРУЗЬЯ
Настоящих друзей у Шостаковича было немного, и только с ними он был откровенен – насколько позволяли ему его собственный нелюдимый характер и эпоха, в которую он жил. Будучи "маменькиным сынком", композитор всю жизнь нуждался в понимавшем его старшем друге. В детстве таким другом стал для него художник Борис Кустодиев, к которому в квартиру мальчик ходил играть – маститому художнику лучше работалось под музыку. Они вели долгие разговоры об искусстве; именно Кустодиеву Шостакович надписал программку первого концерта, где он выступал
     Таким другом был для композитора и маршал Михаил Тухачевский. К нему Шостакович тоже очень тянулся, особенно после того как у него умер отец; их дружба продолжалась более 10 лет, до самой его гибели; когда тот переехал в Ленинград, они с композитором гуляли за городом, разговаривая о музыке.  Шостакович часто играл ему первому свои произведения, мнение Тухачевского о них ему было очень важно; именно Тухачевский сумел восстановить веру Шостаковича в самого себя во время преследований за "Леди Макбет". Но, в отличие от Кустодиева, Тухачевский был всё же в искусстве дилетантом.
     Любовь, смешанную с восхищением, композитор испытывал и к Болеславу Яворскому – безусловно, выдающемуся музыканту, у которого Шостакович в юности хотел учиться и который, безусловно, оказал большое влияние на формирование его художественного мышления. Свои письма к Яворскому он подписывал не иначе как "Всегда и вечно Ваш", "Любящий Вас Шостакович". Бывая в Москве, композитор всегда показывал Яворскому свои сочинения и даже ревновал его несколько к С. Протопопову, с которым тот жил на одной квартире.
     В конце 20-х годов Шостакович знакомится с Иваном Соллертинским, который стал таким старшим другом композитора. В жизни Шостаковича сыграл наиболее важную  роль. Виссарион Шебалин писал: "В дружбе Соллертинского с Шостаковичем чувствовалось превосходство Ивана Ивановича – его эрудиция, знание музыкальной литературы. Он и Шостаковича пристрастил к Малеру, который оказал влияние на его творчество". Соллертинский обладал огромной эрудицией, даром оратора, пропагандиста искусства, но вместе с тем, не будучи музыкантом-творцом, полностью "растворялся" в таланте Шостаковича. Он работал для него и защищал его, когда это было нужно. Позже, отвечая в интервью на вопрос, кто были его духовные отцы, Шостакович ответил: "Иван Иванович Соллертинский. Он сформировал моё мировоззрение". С Соллертинским композитор сблизился почти сразу после знакомства; он часто приходил к Шостаковичам с утра и засиживался допоздна. Велись нескончаемые разговоры, во время которых, по свидетельству родственников, выпивалось огромное количество чаю. Переписка с Соллертинским – наиболее откровенная из всех писем Шостаковича.
     Во многих письмах композитор пишет Соллертинскому, как он скучает по нему – это бывало почти всегда, когда друзья надолго разлучались. У Соллертинского он просит помощи, когда над ним нависает опасность, что его музыку к фильму "Новый Вавилон" не утвердят. Путешествия, природа и другие впечатления в письмах к другу описаны гораздо полнее, чем к кому бы то ни было. Мнение Соллертинского для композитора является последней инстанцией – когда тот высказал отрицательное мнение о балете Шостаковича "Светлый ручей", от которого публика была в полном восторге, его сразу начал глодать "червь сомнения", он  начинает оправдываться и настаивает, чтобы тот его простил. Иногда даже кажется, что он просит прощения перед своим старшим другом совершенно без повода.
     Смерть Соллертинского Шостакович пережил очень тяжело. На следующий день после его смерти композитор пишет их общему другу Исааку Гликману: "Прими мои самые глубокие соболезнования по поводу кончины нашего самого с тобой близкого друга Ивана Ивановича Соллертинского. <…> Мы с тобой больше его никогда не увидим. Нет слов, чтобы выразить всё горе, которое терзает всё моё существо. <…> Это очень трудно пережить". Через два дня он пишет и вдове Соллертинского: "Невозможно словами выразить всё то горе, которое охватило меня при известии о смерти Ивана Ивановича <…> Всем своим развитием я обязан ему <…> Кончина его – это жестокий удар для меня <…> если Вам будет трудно, если Вам будет тяжело, умоляю Вас, во имя священной для меня памяти об Иване Ивановиче. Сообщайте мне об этом, и если я смогу Вам чем-то помочь, то приложу к этому все усилия". Шостакович позаботился о семье покойного друга. Он оформил все необходимые документы и отправил вдову Соллертинского в Ленинград.

ЮМОР
Шостакович часто любил пересказывать такой случай. Однажды он после войны пошёл в кино на фильм "Молодая гвардия", к которому написал музыку. Он пришёл с приятелем, билетов не было. Приятель говорит: подойди к окошечку администратора, скажи, что ты Шостакович, твой фильм, хочешь посмотреть. Композитор подошёл, тот спрашивает: "Вам чего?". Шостакович: "Я – Шостакович. Дайте мне, пожалуйста, два билета". Администратор: "А я – Смирнов, почему я должен вам дать два билета?" По словам Г. Вишневской, композитор пересказывал эту историю много раз и каждый раз сам хохотал, "как будто рассказывал её впервые". С тех пор он даже билеты на собственные концерты выкупал заранее

     Как-то Шостакович был ассистентом на экзамене по истории КПСС. Профессора на минутку куда-то вызвали, и он попросил принять экзамен у следующей студентки. Та ничего не знала. Вопрос у неё был "Ревизионизм и его последствия". Композитор спрашивает: "Что такое ревизионизм?" А студентка недолго думая отвечает: "Ревизионизм – это высшая стадия марксизма-ленинизма". Шостакович сразу ей поставил пять. Возвращается профессор и спрашивает, как она сдала. Композитор не может нахвалиться. "Странно, - говорит профессор – а весь год она ведь очень отставала…" Этот эпизод Шостакович тоже любил рассказывать
     В советское время, как известно, существовали "закрытые" магазины и столовые для номенклатуры. Как-то композитор, в пору их жизни в Куйбышеве, обратил внимание детей на такое объявление: "С 1 февраля открытая столовая здесь закрывается. Здесь открывается закрытая столовая"
     В какой-то мере юмор, безусловно, спасал Шостаковича и во время преследований, и тогда, когда из него стали делать икону.
Монограмма - музыкальный шифр

Известно, что  Бах так любил употреблять в своих произведениях свою анаграмму В-А-С-Н потому, что эти буквы изображают крест, направленный вверх. И действительно, композитор был почти совершенно не известен при жизни, но после смерти его слава стала расти. Теперь его имя уже известно всему миру, и навряд ли оно уже когда-нибудь забудется; влияние, которое оказывает его музыка, не поддаётся описанию.
     Шостакович, подражая Баху, тоже употреблял в своих произведениях свою анаграмму D-S-C-H, не обратив внимания, что фигура, образуемая этими буквами, противоположна баховской, т.е. она образует крест, направленный вниз. Будет ли посмертная судьба Шостаковича противоположна судьбе Баха? Шостакович в конце концов удовлетворил своё честолюбие, умер он в зените славы, его похороны носили официозный характер. Но уже сейчас, спустя всего 30 лет спустя после его смерти, влияние композитора очень ослабло; стремится ли его величина к нулю, покажет время.
*****************************************************************************************************************************************************************

ШОСТАКОВИЧ.
Largo из Пятой симфонии.
Дирижирует Евгений Мравинский
*
О Шостаковиче я писала год назад здесь:

http://evrica-taurica.livejournal.com/887.html?mode=reply#add_comment
Tags: Шостакович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments