evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

Поэты о Крыме


Лев БОЛДОВ, Ялта

Есть особенный шарм у поэтов, сроднившихся с Крымом.
Это терпкая грусть в сладкозвучье их неповторимом.
Этот эллинский дух, что как факел горит, не сгорая,
Это тайное братство заложников вечного рая.

Есть особая прелесть в их строках, изысканно пряных,
В этой царственной лени и мудро скрываемых ранах.
Разве можно надменно носиться с гордыней и горем
Там, где дремлют дольмены и горы венчаются с морем?

О блаженное право болтать на эзоповской фене,
Когда впору – о стену башкой или бритвой по вене.
Попивай свой мускат, маскируя ландшафтами чувства…
Нам, увы, недоступно волшебное это искусство.

Наш удел – среди серых дворов и небес голубиных
Бить челом супостатам, пить горькую, мучить любимых,
Вечно быть в должниках у суровой и скаредной Музы,
Проклиная бесплодье, нужду и семейные узы.

Воевать с ветряками, себя зачисляя в пророки,
У великих заимствовать все бытовые пороки.
И над пеплом страниц сигаретным развеяться дымом…

Есть особенный шарм у поэтов, сроднившихся с Крымом.

*
Владимир ТЕРЕХОВ, Симферополь


Такая вкруг идёт возня!
И мрак совиный…
Маньяки силятся разъять
Народ единый.

Тут впору и оторопеть:
Под гром орудий
Способны спать, и пить, и петь…
Что мы за люди?

Нам бы сомкнуть свои ряды,
А мы хромаем.
Своей судьбы, своей беды
Не понимаем.

От нас хотят, чтоб мы сдались
Их лжи тифозной,.
Чтоб меж собой передрались
И жили розно.

Ведь разделенные – слабей,
К тому ж глупее:
Свой «капитал», как скарабей,
Катай, балдея!

Бойцами стать, давай не трусь,
Дрожа за шкуры!
Все вместе мы – святая Русь!
А розно – куры.

Кто сдался сам (такая жизнь…),
Кого купили.
Мне говорят: определись.
Ты: или-или?

Да – за грудки: ты топай к нам.
И будешь в дамках!
Да чтобы я? Да в этот срам!?
Не дамся!

Я не Емеля – с печки бряк,
Не сирота приютский.
Я – украинец, сибиряк,
А в общем – русский.

Коль феномен такой возник
В едином теле,
Какой хирург, какой мясник
Меня разделит?

Я им не дам себя сломать,
Нас не разнимут,
Я не предам отца и мать,
Я — с ними.

Решит проблему лишь свинец…
И в самом деле:
Какой маньяк или стервец
Меня разделит?
*


Марина Матвеева

Русская боль

Во что бы ворваться? Во что бы всмотреться?
Во что бы во…
Господи, останови!
Печоринство – камень нелетного сердца,
Когда ничего не рождает любви.

Все то, что когда-то любила, что било
Когтями по совести злобным котом,
Все это (о, русский язык!) – «опостыло».
Посты и апостолы… После… Потом…

Все то, что в глазах грешным блеском алело,
Все то, что хлестало, как Божия плеть,
Все это (о, русская боль!) отболело,
И только безболию – не отболеть.

В кого бы вцепиться, чтоб было мне мало
Очей и ночей – никому не отдать!
…Все это (о, русская страсть!) отстрадало,
И только бесстрастию – не отстрадать.

Я жизненный смысл никогда не искала:
Он был! – хоть и горек, и солон, и кисл…
Но что-то (о, русская истина!) стало
Шептать, что в бессмыслии – истинный смысл.

Куда бы укрыться? Во что бы вместиться?
К тебе под крыло – успокой!.. упокой… -
О, Сирин! – печальная черная птица,
Рожденная древнею русской тоской.
*


Мы однажды вернёмся, Россия

Мы однажды вернёмся, Россия,
Под твои вековые крыла,
От свободы своей обессилев,
Что обчистила нас догола.

От бредовых своих вожделений,
Под кликушеский западный вой
Мы придём и уткнёмся в колени
Непокрытой своей головой.

Побеждая в боях эпохальных,
Об униженных братьях скорбя,
Ты жалела и ближних, и дальних,
Никогда не жалея себя.

Ты несла это бремя отроду,
Как венец из терновых ветвей,
Положив за чужую свободу
Миллионы своих сыновей.

Сколько стоили эти победы
Крови, пота, отваги, труда,
Если с запада – немцы да шведы,
Золотая – с востока – Орда!

Быть бы нам бессловесной прислугой,
С очерствелою коркой в горсти,
Если б ты не надела кольчугу
И не встала у них на пути.

Натерпевшись от «жизни красивой»
По наивной своей простоте,
Мы однажды вернёмся, Россия.
Так бывает у взрослых детей.

В знак раскаянья и очищенья,
Признавая порочность и блуд,
Мы открыто попросим прощенья
За своих бесноватых иуд.

Заигрались народные слуги,
В одиночку деля пироги!
Сколько лет наши дети и внуки
Раздавать будут наши долги!

Мы укажем своим демократам
Дальний путь в долговую тюрьму.
Лучше быть на Руси «младшим братом»,
Чем холопом в чужом терему.

Мы столы вкусной снедью накроем,
В кубки вина златые нальём,
По былому поминки устроим,
Наши лучшие песни споём.

Нас отрезали и не спросили,
Нужно ль нас от тебя защищать…
И когда мы вернёмся, Россия,
Ты простишь. Ты умеешь прощать.

                                             29.01.2011

Tags: Владимир Терехов, Константин Фролов-Крымский, Лев Болдов, Марина Матвеева, У Времени на юру, стихи о Крыме
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments