evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

"Уходящая раса, спасибо тебе!"

три четверти
Судакская писательница, краевед Светлана ЕМЕЦ рассказывает:

Ввела меня в Дом и познакомила с Василием Львовичем Людмила Улицкая. Мы с ней шли по судакской набережной к дому Бруни, она рассказывала о себе, о Бруни, о Нине Константиновне (это было время моего потрясения от "Медеи.."). Мы шли без предупреждения, поднимались от Алчака по пыльной дороге.

Василий Львович встретил, как самых родных и близких (он, кажется, всех так встречал - радушный,светлый, жизнелюбивый). Сидели на кухне. У них сигареты. А по углам кухни - сушатся крымские травы.

- Бруневочку будете?- улыбаясь,спросил хозяин. Так открывались традиции этого дома.
В ту нашу первую встречу родилась идея о мемориальной доске на доме. Счастлива,что нам удалось её воплотить. "Нам",конечно, громко сказано. Текст составляли вместе. Знакомый художник Василия Львовича сделал саму доску. Во время очередных Герцыковских Чтений и Международной конференции "Крым" мы торжественно и почетно её открыли. Было много людей. И это хорошо.

Василий Львович всегда поддерживал меня в проведении Герцыковских Чтений. И я ему очень благодарна. Не только за это. За его доброту, внимание, внутренний свет, отражающийся на всех,кто был с ним рядом, за глубину, за жизненную мудрость, за встречи и невстречи.. За все
За то,что был, за то, что есть и будет в моей памяти и жизни.

****



http//sandro.in.ua/uploads/images/default/dombruni2.jpg



Екатерина Алексеевна Андреева, жена Бальмонта, мама Нины, бабушка В.Л.Бруни, литератор, переводчик, мемуаристка, сестра писательницы Александры Андреевой, тетя Маргариты Сабашниковой
____

http//sandro.in.ua/uploads/images/default/dombruni3.jpg



Отец Василия Львовича - советский художник Лев Александрович Бруни.

http//sandro.in.ua/uploads/images/default/dombruni4.jpg



Ещё фото Нины Константиновны Бруни-Бальмонт - мамы Василия Львовича.
Нина Константиновна Бруни-Бальмонт, несомненно, была человеком удивительным, исключительным, необыкновенным. Выдающаяся среди тысяч современниц, на чью долю выпали испытания временем и чьи судьбы, может быть, в чем-то внешне похожи. Но, главное, она была Женщиной во всех её ипостасях: дочь, жена, мать, вдова, хранительница семейного очага и собирательница рода.
Константин Бальмонт ласково звал дочку Ниникой. Это ей, своей маленькой Нинике, Бальмонт посвятил некогда популярный сборник стихотворений «Фейные сказки».
В 1912 г. Нина познакомилась с молодым, но уже достаточно популярным в художественном кругу Львом Бруни. 23 мая 1919 г. они обвенчались.
Нина Константиновна всю себя, без остатка, посвятила Семье – дому, мужу и детям. Она растворилась в своем служении таланту художника Льва Бруни, хотя и сама знала несколько языков, обладала несомненным музыкальным, художественным и литературным даром, о чем и Бальмонт не раз говорил, сокрушаясь, что у неё не хватает времени заниматься творчеством. Она стала стержнем большого и дружного рода, его хранительницей и оберегом.
У Бруни родилось семеро детей.
Начиная с 1934 г., Лев Бруни ездит со студентами на практику в восточный Крым. В селении Козы (совр. Солнечная Долина), на берегу моря, была основана «творческая колония» Московского института изобразительного искусства. Нина Константиновна всегда была рядом.
В 1935 г. появился на свет младший сын Василий.
В 1938 г. Бруни приобретают у грека Кономопуло небольшой домик на восточной окраине Судакской долины, ставший родовым гнездом. С этого времени в семье установились дачные судакские традиции. Лев Александрович, захваченный крымской природой, с удовольствием плодотворно работает. Нина Константиновна радушно встречает многочисленных родственников и гостей, находя для каждого теплое слово или давая жизненный совет.
В начале Великой Отечественной войны Нина Константиновна оказалась с младшими детьми в Судаке. Она сохраняет выдержку в этом всеобщем состоянии неясности и неразберихи. С большим трудом ей удается добраться до Москвы. В 1943 г. семья отправилась в эвакуацию в Алма-Ату.
В конце августа 1945 г. Бруни снова в Судаке. В следующем году Нина Константиновна ремонтирует здесь дом , приехавший позже Лев Александрович пишет свои последние судакские акварели. 26 февраля 1948 г. Лев Бруни умер.
Нина Бруни пережила мужа на сорок лет, замуж больше не вышла. За свою долгую жизнь она сделала все для того, чтобы имя Льва Бруни осталось в истории русского искусства.
Её энергия была неисчерпаема. В одном из писем знакомому она сообщает: «Здесь, в Судаке, у меня очень много работы в винограднике — обломка, подвязка, прополка, я в два приема работаю там по 5 часов в день, иногда по 6… И еще конца не видно, а урожай нынче очень хорош (если птицы не поклюют). Но это очень приятное занятие — полозить между рядами, смотреть между листьев то на море, то на гору Перчем, за которую уходит солнце, думать (увы, размышлять не умею) о своем и слушать восхитительные интонации птичек (они к закату ближе — всегда вопросительные). Но я уже неделю не была в винограднике из-за погоды… Конечно, Судак прекрасен при любой погоде, а тишина здесь поистине благословенная». На костылях, с подвернутой пустой штаниной, в преклонных годах Нина Константиновна умудрялась выполнять всю хозяйственную работу по дому.
Судакская дача летом, как обычно, наводняется обитателями. И это не только родственники. Вокруг дома Бруни образовалась московско-питерская колония, населенная художниками, писателями, искусствоведами, музыкантами.
Так и жила Нина Константиновна Бальмонт-Бруни – человек необъятной души и горячего сердца. Она умерла 9 ноября 1989 г. Через четверть века за ней ушел её сын Василий.
+

http://sandro.in.ua/category/tvorchestvo-lichnost/ushel_vasilii_lvovich_bruni.html
*

Из статьи Светлана Емец "Дар радования":

Хранительница семейного очага
Нина Бруни пережила мужа на сорок лет, замуж больше не вышла. За свою долгую жизнь она сделала все для того, чтобы имя Льва Бруни осталось в истории русского искусства. Со старшим сыном Иваном ежегодно устраивала просмотры для учеников, друзей художника и всех желающих. С 26 февраля (день смерти) и до 3 марта (день ангела) с 12 дня и до 8 часов вечера можно было приходить и смотреть. За день бывало до ста человек.
Нина Константиновна жила в насыщенном интеллектуальном режиме, оставаясь в эпицентре культуры. Дружила с Борисом Пастернаком. Вела исследовательскую работу по творчеству Бальмонта. В 1960 г. в Коктебеле у Марии Степановны Волошиной познакомилась с Анастасией Цветаевой. Людям одной эпохи, одного круга было о чем поговорить и о чем помолчать, понимая друг друга с полуслова. Сестра Марины Цветаевой приезжала к Бруни погостить в Судаке. Здесь в числе гостей - собеседниц бывали Марина Спендиарова, Мария Капнист, Александра Богоявленская.

В 1978 г. случилось несчастье. Возвращаясь из церкви, Нина Константиновна попала под автобус. Ей ампутировали ногу. «Когда мы все в ужасе прибежали к ней на Пасху в больницу, - вспоминает внучка Наталья, - она только и сказала: “А разговляться?” Никакого нытья. Помню, она произнесла: “Никогда не нужно задавать вопрос: за что? Надо задавать вопрос: зачем?” Мой брат Лева тогда жил в Швеции, которая славится качественным протезированием. Кинули клич по родственникам и отправили бабушку делать протез. Дело это оказалось очень дорогостоящим, так что Лева пошел дополнительно работать вышибалой в ресторан. А Нина Константиновна сказала, что тоже должна участвовать в финансировании, и предложила печь пирожки на продажу. Лева договорился с каким-то кафе, бабушку Нину посадили у окна возле электропечки и вывесили плакат: “Русская старуха собирает на протез”. После этого она прожила еще больше десяти лет, ездила по миру».
Её энергия была неисчерпаема. В одном из писем знакомому она сообщает: «Здесь, в Судаке, у меня очень много работы в винограднике — обломка, подвязка, прополка, я в два приема работаю там по 5 часов в день, иногда по 6… И еще конца не видно, а урожай нынче очень хорош (если птицы не поклюют). Но это очень приятное занятие — полозить между рядами, смотреть между листьев то на море, то на гору Перчем, за которую уходит солнце, думать (увы, размышлять не умею) о своем и слушать восхитительные интонации птичек (они к закату ближе — всегда вопросительные). Но я уже неделю не была в винограднике из-за погоды… Конечно, Судак прекрасен при любой погоде, а тишина здесь поистине благословенная». На костылях, с подвернутой пустой штаниной, в преклонных годах Нина Константиновна умудрялась выполнять всю хозяйственную работу по дому.

Судакская дача летом, как обычно, наводняется обитателями. И это не только родственники. Вокруг дома Бруни образовалась московско-питерская колония, населенная художниками, писателями, искусствоведами, музыкантами. В 1976 г. Олег Киселев снимал здесь картину «Мария» - первый подпольный художественный фильм в СССР, «кино не для всех, в духе Параджанова».
Литературовед С.Айдинян в своих воспоминаниях передает облик и манеру поведения Нины Бруни на склоне лет: «Март 1988 года. За столом в инвалидной коляске, с длинной американской сигаретой в руке восседает Нина Константиновна. Седые волосы, глубокие морщины узковатых глаз, определенная мужественность облика. Перед ней на столе – пепельница и высокая бутылка греческого коньяка, в те годы невиданная в Москве…»
Так и жила Нина Константиновна Бальмонт-Бруни – человек необъятной души и горячего сердца. Она умерла 9 ноября 1989 г., в тот день, когда рухнула Берлинская стена.
Современная российская писательница Л.Улицкая прототипом главной героини своего первого романа «Медея и её дети» выбрала Нину Бруни. Хотя образ Медеи собирательный, но все же реальные черты Нины Константиновны проступают явственно. Да и сама Улицкая не скрывает истоков: «В судакском доме Бруни я проводила летние месяцы, здесь пошел мой сын, от неё - ко мне. С этим местом связано безумно много открытий».
В Медее отразились мужество и веселье, сдержанность и свобода Нины Бруни — легендарной женщины, пережившей троих детей и любимого мужа, но при этом сумевшей превратить всю свою жизнь в праздник. Это образ бесстрашного ушедшего поколения, обладавшего существенными ценностями.

balmont-bruni
*
Tags: Василий Львович Бруни-Бальмонт, Светлана Емец, родословная
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments