evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

Одиссея многострадального Бенедиктуса

           c9da15e124e60ff78028f5eb094844f0 

«У меня душа широкая, как у троянского коня пузо. Я многое смогу вместить, если захочу понять».

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Напутствуемые этими словами, попробуем примерить парадигму  о д и с с е и  на творение рук Венедикта Ерофеева.

КОКТЕЙЛЬ «МОСКВА-ПЕТУШКИ».

Итак, записывайте.

Компоненты: Рабле и Радищев – по 40 грамм;

Гоголь и Достоевский – по 50 грамм;

20 граммов самобытной российской философии Василия Розанова

И 30 грамм – древнегреческий поэт Гомер.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .



Люмпен-интеллигент Веничка, «Человек Заблудший»; перефразируя выражение Паскаля применительно к российским широтам, «мыслящий камыш» - герой поэмы и впрямь Одиссей, через все препятствия своего пути жаждущий попасть домой, в Итаку… то бишь в Петушки – место обетованное.

И все эти Есино-Фрязево, мимо которых мчит электричка, - это Симплегады, блуждающие скалы.

И – верная, каждую пятницу встречать выходящая, от других отмахивающаяся, - белёсая Пенелопа.

Она же – Цирцея, одурманивающая похотью своего роскошного свинства.

К наследнику Телемаку рвётся родительское сердце – и вот, презрев общество лестригонов, по утрам жрущих вымя, приветив компанию лотофагов-алкашей, ищущих забвения за бутылкой столичной, герой стремится в Петушки – эту отчизну своей души, это время и пространство золотого века, «где не отцветает жасмин и не смолкает птичье пенье».





. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«Сызмальства моим любимым словом было «дерзание», - молвит российский Одиссей и смело берёт на себя роль Ментора, наставляющего послушную ватагу в лице зелёных комсомольцев и махрового члена КПСС.

Герой красноречив; ведь «бене диктус» с латыни можно перевести не только как «благословен», но и как «хорошо говорящий». И купе курящее и пьющее так внимает вдохновенному рассказу Венички о странствиях и испытаниях, как царь Алкиной с придворными, затаив дыхание, слушали речи Одиссея на пиру.

И впрямь, путешествие в волшебную страну Сорбонну, где обитает Самовозрастающий Логос, - чем не мифология?

Есть в поэме и встреча с Циклопом. Полифему уподобляется контролёр Семёныч. Его, выпучившего глаза от удивления, хитрец охмуряет цветистыми россказнями, в то время как безбилетники вышмыгивают неоштрафованными, - так же беспрепятственно выходили из пещеры спутники Одиссея.

А эквивалентом морской стихии в поэме является алкоголь.

Тема «напитка богов», волшебного зелья Гермеса, помещённая на периферии гомеровского текста, нашла своё выражение в виде сверхтемы эликсира, приобретающей исключительное значение в поэме.

Алкоголь – ёмкий символ. Это и «волшебный напиток», и нечто подобное морской стихии, что захлёстывает, тянет в пучину.

Кроме того, по словам одного из литературных критиков, алкоголь – это Эрос 60-х.

Гомеровскому эпизоду нисхождения в Аид соответствует не только драматическая сцена погружения героя во тьму и встреча его с Нечистым и Сфинксом, но и в какой-то степени загадочная фраза: «подняться бы хоть раз до какой-нибудь пустяшной бездны».

Об Одиссее заботится Афина, а Ерофееву покровительствуют ангелы. Они дают советы, предостерегают, жалеют. Этот канал связи с высшими силами до поры до времени хранит героя.

Но хрупкая опека не может предотвратить надвигающуюся катастрофу.

Пронзительным трагизмом веет от финальной сцены: казнь героя, так и не достигшего своей Итаки.

Тональность произведения резко меняется. Хоровод персонажей прекращает своё карнавальное кружение и являет строгие лики вестников рока.

Карикатурные Митричи перевоплощаются в грозного Митридата и убиенного царевича Димитрия. Этим модуляционным сдвигом готовится финальный аккорд: Итаки не будет.

Будет Лобня – Лобное место, Голгофа.

Плаванью пришёл конец. Стихия сокрушила Одиссеев корабль…

В метафизическом плане фигура путешественника приобретает новую ипостась. Земной маршрут героя поэтому закономерно обрывается:

в запредельности конечной станцией будут  В е р х н и е  П е т у ш к и, то есть Горние Выси, Град Небесный.

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Подхватив через 28 веков эстафету, как изменили вектор устремлений Одиссеи века двадцатого – персонажи  Джеймса Джойса и Венедикта Ерофеева?

Гомеровский герой уверенно идёт от Природы – к цивилизации, от чудовищ – к здравому смыслу и достойной людской жизни.

Персонажи урбанистического «Улисса» вообще ни в чём не уверены: здрав ли смысл? Чудовищны ли чудовища?

Блум перемещается по кругу. И Веничка в плену линейности: Москва – Петушки? (проспал по пьяни) – снова Москва…

Как в физике: путь равен нулю. Сеанс Сизифа.

Отшвырнуло от цели, прибило к старту, к непробиваемой стене (кремлёвской ли, кафкианской). И опять: из четвёртого тупика…

Прорыв линейной логики происходит уже за пределами книжных страниц,  как итоговый фазис имманентного путешествия топонима. Не вправо – влево, не запад-восток, а  - вверх.

  В
высь!

***********************************************************************************************************
24 
 октября 1938 года родился Венедикт Ерофеев

************************************************
Позднейшее добавление:
У Венедикта Ерофеева, оказывается,  был преемник.
Поэта Михаила Анищенко Евг. Евтушенко назвал "Веничкой из Самары".
Сказал - как припечатал.
Я была изумлена обликом Мих. Анищенко - вылитый Веничка, как я его себе представляла!
И не только типажом, но - сутью своей они поразительно похожи.
Ну не герой ли "Петушков"?
Веничка 
Пост о Михаиле Анищенко, приуроченный к скорбной дате ухода из жизни, здесь:
http://evrica-taurica.livejournal.com/12079.html#comments
************************************************************************************************************





Tags: "Москва-Петушки", Венедикт Ерофеев, Одиссея многострадального Бенедиктуса, мои эссе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments