evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

Январский Понт

P1017610
Как известно, у эскимосов для наименования снега существует более 20 слов.
Аналогично и у греков для моря: понт, пелагос, талласса...
Основным обозначением моря был и остаётся Понт.
Помните?


Понт шумит за чёрной изгородью пиний.
Чьё-то судно с ветром борется у мыса...
                                                          И.Б.
Живое, дышащее чудо, гигантский теплообменник, как море себя чувствует зимой?
У Понта с берегом  общая дыхательная система: если кто из них двоих мёрзнуть  начинает, то другу надлежит своим дыханием его согреть.
Так, накопившееся тепло море по осени направляет на сушу, и тогда жители полуострова восхищаются ноябрьскими туманами, заботливо кутающими верхи крымских гор. (В особенном восторге конечно, пейзажные фотографы)
Весной же прогретая земля посылает от своих щедрот озябшему за зиму соседу-морюшку. Клубится кудрявая облачная шуба над холодной водой, а согрев, растекается ручьями, возвращаясь узкими клиньями в балки, покрывая приморские долины, -  молоко апрельского разлива!
Но бывали и погодные эксцессы. Если зимой упорно дули вихри норд-оста, то Понту случалось и замёрзнуть.
Случаи замерзания Чёрного моря, превращения водного бассейна в ледовую пустыню отмечены за последние 2 тысячи лет двадцатикратно.
Первый такой казус упомянут Овидием, хронологически последний произошёл зимой 1954 года.
В нынешнем 21-м веке выдавались холодные зимние деньки с температурой порядка нижней границы экстремума. Однако солёная влага превращению в твёрдое тело не поддавалась, и сопротивление это выглядело очень живописно.
Вот околосудакское побережье в разные годы:
2012 февраль
2006
2008
А нынешним январём атака холодных арктических масс длилась всего 2 дня и была успешно отбита.
Так парило море на Рождество.
7 января, Коралловые бухты:
2
3
7 января
А то, что произошло вскоре, напоминало реакцию живого человека.
Попытка заморозить Понт?
Это вызвало г
нев и возмущение. Обидевшееся море разбушевалось!
P1017597
P1017602
P1017608
P1017610
Хоть ярость его была прекрасна…
Вот ещё серия снимков штормового моря, уже в Судаке
Дети с восторгом стоят у самой кромки, в последнюю секунду убегая (или не успевая убежать)

P1017626
P1017628
А это колобок прикатился...
P1017631
Прямо в море втекал ручей
P1017633
Я присмотрелась: по пути к морской воде сотни бурунчиков вбуравливались в песок
P1017641
"Турбулентные завихрения":
P1017642
P1017643
Под вечер шторм усилился
P1017644

P1017645
Стоя над пирсом:
P1017648
P1017647
Другое, ласкающее слух, музыкальное название моря – ТАЛАССА.
Оно словно стон восторга и изнеможения, снимает слепок с греческой души

     ...в миг, когда уже
одной ногой стоял в другой державе,
он обнаружил то, что упустил:

оборотившись, он увидел море.

Оно лежало далеко внизу.
В отличье от животных, человек
уйти способен от того, что любит
(чтоб только отличиться от животных!)
Но, как слюна собачья, выдают
его животную природу слезы:

"О, Талласса!.."

Это опять Иосиф БРОДСКИЙ,
из поэмы

Post aetatem nostram

*
В звуке этого слова – сверкающая бирюзой наполненность горизонта, шуршание гальки за отхлынувшей волной, возглас счастья!

Ода к морю
Николай Тряпкин
                  Талатта Талатта!
                                   Из древних греков

Извечное море! Извечный лазоревый дым!
Вселенская мова!
Извечно стою перед грозным величьем твоим
У края земного.

И снова швыряю в твою громоносную даль
Кусты зверобоя.
И снова плюёшь ты в мою роковую печаль
Костями прибоя.

Извечное море! Гигантские ритмы зыбей!
Земная раскачка!
Старик Посейдон! У твоих просоленных коней
Захватиста скачка.

Вздымаются гривы, и снова катит напролом
Гремящая лава,
И снова пылает во всём бесподобье своём
Вселенская слава:

Гудит Океан, и горящие копья богов
Проносятся в долы –
И рушатся снова в кромешную пропасть веков
Земные престолы.

И снова ты, море, звенишь и сияешь, как Феб,
У каждой ограды,
И снова ты в трюмах проносишь мастику и хлеб
Для новой Эллады.

И заново зреют для новых святилищ и вер
И солнце и луны.
И вот я опять пред тобою, как старый Гомер,
И вот мои струны…

Извечное море! Извечный лазоревый дым!
Извечное Слово!
Извечно стою перед грозным величьем твоим
У края земного.

И снова рыдаю в твою громоносную даль
Стихами изгоя.
И снова плюёшь ты в мою роковую печаль
Костями прибоя.

*
И ещё одно – таврское – наименование хочу я здесь привести.
Балакавшие на санскрите тавры подарили полуострову несколько колоритных названий. Среди вороха однотипно гранёных тюркских камешков тускло поблёскивают нешлифованные самоцветы Чигинитра, Марсанда, Салгир…А для моря тавры приберегли мрачное и смачное, корундовой крепости, назвалище.
Так и вижу, как косматобровый жрец, воздев длани  над бушующими волнами, заклинает строптивую бездну:

«ТЕМАРУНДА!»
каменная слива
*
Tags: Бродский, КРЫМ, ТАЛЛАССА, ТЕМАРУНДА, Тряпкин, мои фотографии, провинция у моря, стихи о море, январский Понт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments