evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

Category:

Czesław Niemen




16 февраля 1939 года в селении Старые Василишки Гродненской области, в семье деревенского органиста родился Чеслав Юлиуш Выджицкий, в музыкальном мире известный как  Чеслав Немен.
В 1999 году Немен получил титул “польского музыканта столетия”.




Легендарный Чеслав Немен, по сути, самородок и самоучка. Свой путь на сцену он расценивал не иначе как волю Божью. Будучи мальчишкой, пел в церковном хоре местного костела и мечтал о том, чтобы самому в музыке отразить душу.
Впервые Чеслав выступил на публике в 13-летнем возрасте, и было это...




В 1962 году Немен получил первый приз на конкурсе молодых талантов в Щецине. А после в составе своего ансамбля успешно гастролировал в Европе, записал первый в истории Польши золотой диск, в парижском концертном зале “Олимпия” выступил со Стиви Уандером, а в варшавском конгресс-холле с Марлен Дитрих — мировая звезда записала немецкую версию так полюбившейся его песни “Ты меня еще помнишь?”.


Поиск идеальной формы привел его к членам группы SBB
Всё, что нужно для реализации идей, у музыкантов было: желание, умение, музыкальный азарт. Они вспоминали: - «Это было невероятно! То, что мы играли, было тотальным авангардом, музыка была высочайшего качества».


У Немена была ПЕСНЯ всей его жизни. Ещё в юности он написал нечто наивное по мысли, но обжигающе искреннее по духу, под названием  Dziwny jest ten świat, и когда Чеслав впервые исполнил свою композицию на песенном фестивале в Ополе (июнь 1967), она была воспринята триумфально.
И потом всю жизнь Немен пел свой "Странный мир" в разных странах на разных языках. Чаще всего по-английски , а в итальянском варианте это звучало «Io senza lei»


Czesław Niemen and SBB - Live in Helsinki ' 1973



Выступление Чеслава Немена в столице Финляндии Хельсинки в 1973 году. В концерте принимала участие группа SBB в составе: Юзеф Скшек, Антимос Апостолис и Ежи Пётровски.


В конце звучит очередная вариация на ПЕСНЮ. И послушайте, например, с 33-й минуты, это гениальное неистовство музыкантов - не только Немена, но и авангардного клавишника Юзефа Скшека.

«Мы произвели впечатление выступлением в Европе» - говорил Чеслав Немен – «ни зрители, ни критики не ожидали, что у нас может быть что-то подобное, что у нас вообще может быть что-то свое – самобытное».

Автор дискографии Немена - Тадеуш Склиньски вспоминает: «Никто из критиков не взялся написать рецензию - настолько они были поражены услышанным. Новая музыка! Что это было?! Все боялись быть скомпрометированы.»
То, что это действительно музыка высочайшего качества, показывают без лишних слов песни и клипы, а также фильмы к песням Чеслава Немена. Немудрено, что такой уровень мастерства встретили с удивлением.

Но кроме прогрессивной музыки, Немен увлекался музыкой в целом. И наиболее красноречиво говорят об этом его песни на иностранных языках. Начиналось все с мексиканских песен, были также итальянские. Но есть песни, которые Чеслав Немен поет по-русски. Эти известные песни Немен наполняет особым смыслом, добавляя к ним свою собственную музыкальную окраску. Они обретают новую глубину.

Гурилёв. "Колокольчик"


Есенинская струнка вибрировала в славянской душе Немена.
Вот положенное на музыку стихотворение "Ты такая ж простая..."

Ты такая ж простая, как все,
Как сто тысяч других в России.
Знаешь ты одинокий рассвет,
Знаешь холод осени синий.

По-смешному я сердцем влип,
Я по-глупому мысли занял.
Твой иконный и строгий лик
По часовням висел в рязанях.

Я на эти иконы плевал,
Чтил я грубость и крик в повесе,
А теперь вдруг растут слова
Самых нежных и кротких песен.

Не хочу я лететь в зенит,
Слишком многое телу надо.
Что ж так имя твое звенит,
Словно августовская прохлада?

Я не нищий, ни жалок, ни мал
И умею расслышать за пылом:
С детства нравиться я понимал
Кобелям да степным кобылам.

Потому и себя не сберег
Для тебя, для нее и для этой.
Невеселого счастья залог —
Сумасшедшее сердце поэта.

Потому и грущу, осев,
Словно в листья, в глаза косые…
Ты такая ж простая, как все,
Как сто тысяч других в России.




Мне эта импровизационная манера - эмоциональный вскрик и отыгрыш - напоминает песни Баяна, аккомпанирующего себе на гуслях.

*

Недостаточно было иметь первый в Польше синтезатор Moog, недостаточно было обладать голосом и одаренностью - нужно было иметь в себе "польскость". Такую черту, такую ноту, которая сможет в своем звучании передать массу духа, а не только мелодичность. «Сон о Варшаве» и «Родные цветы» - превосходные произведения о Польше, которые мог написать с такой теплотой только человек, горячо любящий родную страну


Польскость - вообще отличительная черта его творчества. Джазовый музыкант Михал Урбанак вспоминает, что продюсеры в США взялись за Немена плотно, понимая прекрасно, что с таким талантом можно отлично заработать. Немен записал несколько произведений на студии Columbia. Одновременно с тем, что ему прочили баснословные гонорары, становилось понятно, что музыка, которую сочиняет Немен, не завоюет сердца американцев. Немен твердо стоял на своем, не желая творить ради прибыли. Однажды продюсер Колумбии и Михал Урбаняк стояли перед ним на коленях, безуспешно умоляя отложить «Рапсодию памяти Бема» и записать десяток «горячих пирожков» на продажу.

Одна из самых обаятельных неменовских песен - "Воспоминание", стихи Юлиана Тувима



Mimozami jesień się zaczyna
Złotawa, krucha i miła
To ty, to ty jesteś ta dziewczyna
Która do mnie na ulicę wychodziła
Od twoich listów pachniało w sieni
Gdym wracał zdyszany ze szkoły
A po ulicach w lekkiej jesieni
Fruwały za mną jasne anioły

Mimozami zwiędłość przypomina
Nieśmiertelnik żółty październik
To ty, to ty moja jedyna
Przychodziłaś wieczorem do cukierni
Z przemodlenia, z przeomdlenia senny
W parku płakałem szeptanymi słowy
Młodzik z chmurek prześwitywał jesienny
Od mimozy złotej, majowy

Ach z czułymi przemiłymi snami
Zasypiałem z nim, gasnącym o poranku
W snach dawnymi bawiąc się wiosnami
Jak tą złotą, jak tą wonną wiązanką

Несколько высказываний Немена о музыке.

       «Должен сказать, что я принадлежу к типу беспокойных людей. Всегда предлагаю, если не что-то новое, то, по крайней мере, неожиданное. Мой огромный музыкальный опыт, дает мне возможность ясно смотреть на музыкальные проблемы и на музыку, которую хотел бы делать. На мой взгляд, это должна быть простая музыка, но её легкость и простота только кажущаяся. Ибо она сочинена для коллектива исполнителей. И это есть особая проблема, не имеющая ничего общего со слушателем. Слушатель не должен чувствовать всех невообразимых усилий ансамбля, в результате которых создается тепло музыки, даже в моментах, определяющих выразительность произведений». (1973)

      «У каждого человека свой музыкальный вкус, и непрекращающиеся споры относительно моей музыки возникают из-за того, что моя музыка не всегда понимаема слушателями, и это связано с отсутствием музыкальности у большинства людей в Польше». (1973)

      «Человек должен найти свое место в жизни. Мое место – песня. Хороша она или нет? Очень трудно на это ответить. Для одних она великолепна, для других, однозначно, плоха. Сам я не могу дать оценки. Я просто сочиняю. И удивительное дело: самые сильные эмоции охватывают меня во время создания произведения. Со временем, когда я исполняю произведение на публике, эмоции тускнеют, и я уже не думаю о нем». (1969)


      «Я не отвергаю ценности созданного мной в начале творческого пути. Думаю, что и тогда и сейчас трудно было бы определить мой стиль. Моя музыка – интуитивный процесс, попытка передать собственные чувства и размышления, попытка выразить собственную индивидуальность. Попросту  говоря, это попытка создания собственной музыки. […] Мне кажется, что некоторые меломаны не поспевают за моими музыкальными фазами. Не все обладают музыкальным слухом или в состоянии охватить композицию в целом – большинство воспринимает композицию достаточно фрагментарно, не пользуясь музыкальным воображением, и это, в результате, разрушает сам замысел. […] Композиции возникают в момент их исполнения; они сиюминутны и неповторимы. Как правило, они не остаются запечатленными в партитуре или на магнитофонной ленте; их неповторимость – сущность импровизации». (1972).

       «Мне хочется затронуть тему  “молодежной музыки”. Этот термин меня раздражает. Он придуман теми, кто хотел бы одеть молодежь в короткие штанишки. Музыка одна. Она либо есть, либо её нет. В том, что я делаю, есть большáя доля славянского духа, который особенно дает знать о себе в моменты соприкосновения со слушателями на Западе. В основе моего творчества лежит сама жизнь». (1972)

       «Я не люблю одноцветную музыку, ибо она искусственна и неестественна. Стараюсь постигнуть суть. Каков путь к этому? Прежде всего, – отказ от “bel canto”.  Приятное звучание голоса нравится людям, так как люди любят легкое. Такое пение – лесть собственному спокойствию, внушение себе, что у тебя все в порядке. Но ведь наше вдохновение должно отражать сегодняшний день, наполненный столкновениями, конфликтами, неудачами, радостью, страхом. Вот откуда во мне возникает крик, спазм, беспокойство. […] Так называемая музыка души и попытка привить её на славянской почве, что я считаю своей целью и обязанностью,  принадлежит к нашим первейшим реакциям, которые, несмотря на развитие цивилизации, лежат в основе переживания нами  жизненных проявлений. Многие представители “Молодой Польши” не были лишены чувства наблюдательности когда они называли прекрасными звуки, издаваемые первобытными людьми». (1968)

       «Так называемый гармонический крик известен с момента возникновения человека. Я повторяю это всё время. Наряду с нонконформистской одеждой он часто был способом выражения протеста. Я не представляю себе, что интерес молодежи к песне протеста, играющий роль песенного диалога с современностью, быстро будет утрачен. Наоборот – он будет нарастать. Это означает, что происходит поиск песни современной по форме и выразительного способа её исполнения. Такой, которая была бы наиболее непосредственно выразить общечеловеческие ценности». (1969)



С женой Малгожатой

       А вот несколько высказываний Немена «о жизни».

       «Меня раздражает и печалит, что люди, в погоне за материальным, не замечают прекрасного, которое существует в огромных количествах среди людей и природы. В этом, правда, нет ничего нового – это извечная борьба гуманистов с эгоизмом. Мы дожили до такой ступени развития человеческого сознания, что взгляд на мир, взгляд, лишенный собственной корысти, является уже чем-то постыдным.

       «Песня, благодаря своей форме, имеет шанс продемонстрировать истинные ценности, ценности гуманизма (понимаемого широко), и может стать судьёй нашего времени. Кое кто упрекает меня в так называемом декадентстве. Те, кто так считает, не понимают всей глубины того, о чем я пою и это привычное для меня недоразумение. Если я пою о преходящем и смерти, то только затем, чтобы осознать, что смерть существует, что есть единственный судья, в присутствии которого человек избавляется от своей гордости. Я радуюсь жизни, хотя знаю, что для многих она нелегка. Трудна и для меня. Сознание смерти не уничтожает во мне желания работать, желания жить. Если я и использую подобные темы в песнях, то только затем, чтобы научить впечатлительных людей истинной бескорыстности». (1972)

       «Существеннейшей проблемой я считаю проблему осознания людьми ценностей самого существования, работы, любви…, когда для человека это станет подлинными ценностями, тогда к нему придёт ощущение безопасности, так необходимое сегодня. Исчезнет страх перед мелкими, ежедневными проблемами, перед другим человеком и мерзостями, который тот может творить». (1972)

       «Я родом из маленького местечка. В деревне и провинции отношение между людми и обычаи, вероятно, более естественные, нежели в мире где мне приходится жить сейчас. Прежде чем стать кем я стал, я должен был много чего испытать на собственной шкуре. […] И против этих лицемерных отношений между людьми, интриг и чувства зависти, я написал свою песню [ Dziwny jest ten świat – примечание Вацлава Панека ]. Я понимал, что как только запою такую песню, то, что-то изменится вокруг меня. Что люди будут потрясены, как и я был потрясён своей песней. Тем не менее, я столкнулся с неприятием песни. А ведь я пел правду!». (1968)

       «В каждом человеке дремлют две основные тенденции. Одна из них – желание выделяться из среды, из обыденной толпы, желание обращать на себя внимание; другая – стремление к полному отождествлению себя с толпой, желание слиться с ней. Очевидно, что причина второй тенденции – страх за свою жизнь. Страх выразить себя. Он вызывает у человека беспокойство за свою безопасность. Интересно, что те люди, которые боятся, одновременно смотрят с завистью на тех, кто отважился выйти из толпы. И, возможно, зависть –  непосредственная причина агрессивного отношения к «белым воронам» […]. Искусство, а особенно его развлекательная часть, по причинам огромного спроса на него, является идеальным полем для различных спекуляций. Из-за этого в искусстве много таких людей, которые, называя себя артистами, на деле ими не являются. Они активно используют общественную конъюнктуру для своего обогащения, используют надуманный интерес общества к некоторым человеческим проблемам. Эти люди опираются на вдалбливание людям мыслей, что людям нужна халтура (а не настоящее искусство) и предоставляют её обществу.» (1972)


       «Я не занимаюсь интригами и политикой, в чем так красноречиво меня обвиняют многие мои ярые недоброжелатели. Когда, совместно с Польской Джазовой Федерацией, я передал деньги за концерт Центру Здоровья Ребенка, это было расценено моими противниками как попытка такими способами решать мои собственные проблемы.» (1972)

       «Однажды, один из организаторов моих концертов в Sala Kongresowa услышал разговор сотрудников этого концертного зала, которые спорили на «поллитровку», сколько получает Немен за концерт. Один из них утверждал, что 25 000 злотых, а другой, ссылаясь на свои «компетентные» источники информации, назвал сумму в 40 000 злотых. Эти бедные люди не верят, что моя ставка за один концерт (независимо от числа проданных билетов) составляет 40 000 злотых минус 39 000 злотых брутто (т.е. 1 000 злотых за концерт – примечание переводчика). Добавьте к этому -  никто не думает о том, что будет когда в течение нескольких лет Немен не соберёт в Sala Kongresowa ни одного зрителя. Нетрудно догадаться – радость моих завистников будет неописуема… А я этого не боюсь; никогда не был баловнем судьбы, и смогу прожить даже работая с лопатой в руках.
            Если говорить о моих антагонистах – это люди, имеющие другой вкус, иную способность восприятия, а, может, вообще лишенные этой способности. Я испытываю к ним чувство снисходительности, и хотел бы, чтобы и они испытывали такое же чувство по отношению ко мне. Польза была бы обоюдной. Они сберегли бы себе нервы, не возбуждаясь от моего крика. А я  считал бы их вполне интеллигентными. К сожалению, я непрерывно вынужден воевать с ветряными мельницами. Когда я писал простые песенки – эти люди упрекали меня в банальности. Когда же я позже обратился к стихам наших великих поэтов – они упрекали меня в святотатстве.» (1971)

       «Люблю поэзию, как вид искусства наиболее близкий музыке. Поэзия улучшает восприятие музыки и является её философской частью в моей музыке.» (1972)

       «Кинематограф интересует меня не только как развлечение или отдельный жанр искусства, но и как источник информации о мире, специфический отпечаток реальности. Возможно, это связано с моими интересами в целом: мне больше нравятся живые люди, нежели образы, сотворённые в воображении артиста; настоящая жизнь, нежели выдуманные ситуации в театре или фильме. В любом фильме я пытаюсь что-то найти для себя, но удаётся мне это всё реже и реже. Может кинематограф слишком далеко отошел от реальностей мира, а может я научился видеть без чьей-либо помощи? Образ реальности на экране предстаёт  мне всё более убогим, всё менее ценным с познавательной точки зрения. Впрочем, я могу ошибаться…[…]. Мне кажется, что кинематограф в современном мире кроме развлекательной, художественной и познавательной функций, играет также весьма важную общественную роль: объединяет людей, воспитанных в различных условиях, разном окружении, различных традициях; живущих в странах с отличающимися общественными устройствами, на разных континентах. Такую же задачу среди молодого поколения решает молодежная музыка. Я могу сказать больше о влиянии музыки чем кинематографа. Молодежь ведь везде одинакого реагирует на тот способ музицирования, которым я занимаюсь. Я не вижу разницы между реакцией молодых слушателей, например, в СССР и ФРГ. Думаю, это не из-за близости музыкальных вкусов – попросту, молодые люди везде похожи друг на друга, любят и ненавидят одно и то же. Я вижу в этом определённый шанс для кинематографа. Осуждение фальши и несправедливости, поддержка нонконформизма и отваги – будет везде находить живой отклик у молодёжи.» (1973)

       «Объективно могу сказать, что в моем прошлом творчестве было не столько простоты, сколько простоватости. Я не родился профессионалом и не ощущаю себя им и по сей день. Считаю, что в творчестве самым важным элементом есть то, что проявляется спонтанно, что исходит из глубины души. Возвращаясь к проблеме простоты – считаю сейчас себя достаточно опытным, чтобы творить музыку легкой. Легкость должна опираться на запоминаемость.  К этому я и стремлюсь в своих композициях. […] Кроме того, я хотел бы придать своим произведениям некое ощущение славянства, например, используя большие хоры с специфичной церковной окраской звучания. Буду продолжать интерпретировать стихи польских поэтов, частично опираясь на стихотворения Норвида, с которыми у меня существует глубокая духовная связь. Я воспринимаю его стихи как музыку, слышу их ритм и гармонию. Упиваюсь их мощью и монументальностью.


  Моей мечтой является работа без гастролей. Хотелось бы иметь свою студию с широкими звукозаписывающими возможностями. Хотелось бы экспериментировать забавляясь, творя новые произведения. Всё это было бы возможно, не имей я концертных обязательств. И такая работа была бы наиболее эффективной.» (конец 1973)

       «Поездка в США в этом году была совершена по причине заключенного с фирмой CBS контракта. Контракт заканчивается в 1975 году. Я записал для отделения CBS, расположенного в ФРГ, 3 долгоиграющих пластинки - Dziwny jest ten swiat, Oda do Wenus, а также подборку старых русских песен. Пластинка должна скоро появится в продаже. Трудно сказать, какая ей уготована судьба. В конце концов, выход на американский рынок не является для меня принципиальным моментом. Если бы я играл так называемую поп-музыку, решение этой задачи было бы для меня, вероятно, несложным. Эти записи я считаю очередным художественным экспериментом. […] В последнее время меня очаровал томик Pan Cogito Збигнева Херберта. На основе поэзии Херберта я хочу сделать большую аудиовизуальную мистерию. Мне очень хочется связать свои чувства с Хербертом. Вероятно, я буду регулярно возвращаться к Panu Cogito. Вдохновленный этими дивными стихами, я хотел бы записать альбом из 4-х пластинок. […] Меня всегда интересовал человек и его ценности – честность по отношению к людям, отклик на проблемы, возникающие в мире. Моей мечтой является не столько мировой прогресс, сколько прояснение человеческого сознания, пробуждение человеческих отношений к нашему миру. Прогресс часто остаётся сам по себе. Многие из нас топчутся на месте, не успевают за стремительным Миром. Как пишет Херберт «не идут, ибо не знают куда и заламывают руки над головой под хмурым сводом неба.» […] Сейчас в моём ансамбле под названием “GRUPA NIEMEN” играют : Andrzej Nowak –фендер пиано, Jacek Gazda – бас гитара, Slawomir Piwowar – соло гитара, Piotr Dziemski – ударные. Я играю на синтезаторе Муга, меллотроне, synthi EKS  и других электронных инструментах.» (октябрь 1974)

       «Я считаю себя обычным человеком – ещё много предстоит мне узнать, неоднократно мне бывает стыдно, что принадлежу к современному человеческому сообществу. Прошу вас не воспринимать это негативно. Это – всего лишь констатация. Как много злого происходит вокруг, столько отрицательных проявлений человека; всё это – дела людей, среди которых мне приходится жить…» (1974)

Самая любимая моя неменовская песня Nim przyjdzie wiosna на стихи Я. Ивашкевича в двух вариантах исполнения.
1. Ранняя редакция, растиражированная ещё на древней, 1969 года, пластинке "Кругозора"



Nim przyjdzie wiosna


Nim przyjdzie wiosna,
nim miną mrozy,
w ciszy kolebce -
nade mną sosna,
nade mną brzoza
witkami szepce.

Szepce i śpiewa
niby skrzypcowa
melodia cicha,
melodia nowa,
której nie słychać,
która dojrzewa.
Tak się zapadam
jak w śniegu puchy
w jesienne liście


i tylko duchem
słucham i badam
badam i słucham
czy noc nadchodzi
czy świt się rodzi,
czy rzeczywiście?

I tylko przez sen
wyciągam ręce
- to mnie nie budzi,
nie chcę nic więcej –
bo wiem, że jestem
w nieskończoności,
w morzu
miłości do ludzi.

Słowa: Jarosław Iwaszkiewicz


*

В середине 70-х Немен все больше усложняет формы произведений, все чаще обращается к электронным инструментам. Его новые альбомы пользовались большим признанием, но только не в среде массовой музыкальной аудитории. Впрочем, сам музыкант и на это уже не обращал никакого внимания.

Тем временем Анджей Вайда пригласил его записать партию Хохола в фильме “Wesele”, а в 1975 году Немен начал сотрудничать с одним из ведущих польских театральных режиссеров Адамом Ханушкевичем в Театре Народовом. Для постановки третьей части “Dziadow” Мицкевича Немен написал, как выразился Ханушкевич, «феноменальные» хоры ангелов и дьяволов, за этим последовала музыка к спектаклям по пьесам Юлиуша Словацкого. Все эти работы уже не требовали присутствия других музыкантов, Немен не только стремился все делать сам, но уже и не представлял рядом с собой на сцене кого-то еще. Показательно, что составленный из старых песен, но в новых аранжировках альбом “Postscriptum” 1980 года он полностью выполнил сам, от записи до сведения. Таким образом, он все больше отходил от музыкальной «тусовки», уходил в себя и все больше экспериментировал. Яцек Марчыньски на страницах “Rzeczy Pospolitej” справедливо заметил: «Он создал собственный музыкальный мир, в который мог войти каждый, кого это интересовало. Всех остальных он и не собирался приглашать».


*

Эволюционируя в направлении прогрессивного рока, свои песни Немен подвергал новым изощрённым аранжировкам
2. И снова - najpiekniejszy utwor niemena - теперь как часть альбома

Postscriptum

- с красочными тембральными переливами, экстатическими кульминациями и упоительной постлюдией на синтезаторе:


nie chcę nic więcej –
bo wiem, że jestem
w nieskończoności,
w morzu
miłości do ludzi.

Подстрочник: Не хочу ничего более, ибо знаю, что я в бесконечности, в море любви к людям

Поразительно, как Немену удалось передать в музыке это "бескрайнее море любви к человеку"!


*

«Популярность» - как же часто она обременительна. На каждом шагу она требует улыбки, доброго слова, блеска. А ведь у меня есть полное право быть молчаливым, зависеть от настроения, иметь свои удачные и неудачные дни.» (1969)


           «Сейчас мне всё равно, я перестал обращать внимание на различные «сенсации» в тех местах, где я бываю. Я закалился. Наоборот, я очень рад когда люди меня не узнают… тогда я хорошо себя чувствую…» (1974)

*

Чеслав Немен покинул этот мир 17 января 2004 года



*
*
*

Tags: Czesław Niemen, Музыка, ХХ, Чеслав Немен, золотой голос, ностальгическое, польская музыка
Subscribe

Posts from This Journal “ХХ” Tag

  • Chick Corea

    12 июня 1941 года в Челси, штат Массачусетс, родился джазовый композитор и пианист Чик Кориа Chick Corea Elektric Band - Light Years * Chick…

  • "Take Ninety Two!"

    * Cегодня исполнилось 92 года мастодонту мирового джаза, выдающемуся пианисту Дэйву Брубеку (Dave Brubeck) А вчера он не дожил до своего дня…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

Posts from This Journal “ХХ” Tag

  • Chick Corea

    12 июня 1941 года в Челси, штат Массачусетс, родился джазовый композитор и пианист Чик Кориа Chick Corea Elektric Band - Light Years * Chick…

  • "Take Ninety Two!"

    * Cегодня исполнилось 92 года мастодонту мирового джаза, выдающемуся пианисту Дэйву Брубеку (Dave Brubeck) А вчера он не дожил до своего дня…