evrica_taurica (evrica_taurica) wrote,
evrica_taurica
evrica_taurica

"Пусть последний мой колос утрата не скосит..."

56013
5 июня 1898 года в Гранаде родился Федерико Гарсиа Лорка.
*
Среди маргариток неба
гуляю.

Почему-то святым в этот вечер
я себя представляю.

Когда молодую луну
мне дали,
я опять ее отпустил
в лиловые дали.
И господь наградил меня нимбом
и розой
из розариев рая.

Среди маргариток неба
гуляю.

Вот и сейчас
иду по небесному полю.
Сердца из лукавых сетей
выпускаю на волю,
мальчишкам дарю золотые монетки,
больных исцеляю.

Среди маргариток неба
гуляю.
*

СОНЕТ
Я боюсь потерять это светлое чудо,
что в глазах твоих влажных застыло в молчанье,
я боюсь этой ночи, в которой не буду
прикасаться лицом к твоей розе дыханья.
    
Я боюсь, что ветвей моих мертвая груда
устилать этот берег таинственный станет;
я носить не хочу за собою повсюду
те плоды, где укроются черви страданья.
    
Если клад мой заветный взяла ты с собою,
если ты моя боль, что пощады не просит,
если даже совсем ничего я не стою,
    
пусть последний мой колос утрата не скосит
и пусть будет поток твой усыпан листвою,
что роняет моя уходящая осень.
*

БЕЗНАДЕЖНАЯ ПЕСНЯ

Сливаются реки,
свиваются травы.

А я
развеян ветрами.

Войдет благовещенье
в дом к обрученным,
и девушки встанут утрами
и вышьют сердца свои
шелком зеленым.

А я
развеян ветрами.
*
ПЕСНЯ

Пора проститься с сердцем однозвучным,
с напевом безупречнее алмаза -
без вас, боровших северные ветры,
один останусь сиро и безгласо.

Полярной обезглавленной звездою.

Обломком затонувшего компаса.
*


СЕВИЛЬСКАЯ ПЕСЕНКА

    В роще апельсинной
 утро настает.
 Пчелки золотые
 ищут мед.

    Где ты, где ты,
 мед?

    Я на цветке, вот тут,
 Исавель.

    Там, где растут
 мята и хмель,

    (Сел жучок
 на стульчик золотой,
 сел его сынок
 на стульчик голубой.)

    В роще апельсинной
 утро настает.

ОДИНОЧЕСТВО

В ПАМЯТЬ ЛУИСА ДЕ ЛЕОН

Красота недоступная!
Ищет ли мир это белое,
вечное и завершенное небытие?

Хорхе Гильен

Погруженное в мысли свои неизменно,
одиночество реет над камнем смертью, заботой,
где, свободный и пленный,
застыл в белизне полета
раненный холодом свет, напевающий что-то.

Не имеющее архитектуры
одиночество в стиле молчанья!
Поднимаясь над рощею хмурой,
ты стираешь незримые грани,
и они никогда твою темную плоть не поранят.

В твоей глубине позабыты
крови моей лихорадочный трепет,
мой пояс, узором расшитый,
и разбитые цепи,
и чахлая роза, которую смяли песчаные степи.

Цветок моего пораженья!
Над глухими огнями и бледной тоскою,
когда затухает движенье
и узел разрублен незримой рукою,
от тебя растекаются тонкие волны покоя.

В песне протяжной
лебедь свою белизну воспевает;
голос прохладный и влажный
льется из горла его и взлетает
над тростником, что к воде свои стебли склоняет.

Украшает розою белой
берег реки божество молодое,
роща запела,
звучанье природы удвоив
и музыку листьев сливая с журчащей водою,
Бессмертники хором
у неба бессмертия просят
и своим беспокойным узором
ранят взоры колосьев
и на карту печали свои очертанья наносят.

Арфа, ее золотые рыданья
охвачены страстью одною -
отыскать в глубине мирозданья
(о звуки, рожденные хрупкой весною!),
отыскать, одиночество, царство твое ледяное.

Но по-прежнему недостижимо
ты для раненых звуков с их кровью зеленой,
и нет высоты обозримой,
и нет глубины покоренной,
откуда к тебе доносились бы наши рыданья и стоны.
*


Мама,
пусть я серебряным мальчиком стану.


Замерзнешь.
Сыночек, таким холодней.

Мама,
пусть водяным я мальчиком стану.

Замерзнешь.
Сыночек, таким холодней.

Мама,
вышей меня на подушке своей.

Сейчас.
Это будет намного теплей.
Tags: Федерико Гарсиа Лорка, любимые стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments