Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

хокку, сосна

Сонетология Людмилы Корнеевой



Недавно в Центре гуманитарных инициатив (Москва-СПб) вышел двухтомник нашего судакского литературоведа Людмилы КОРНЕЕВОЙ из серии "СОНЕТ: в блеске русской огранки".



Книга первая - "КРЫМСКИЕ СОНЕТЫ как геопоэтический феномен".



Collapse )
хокку, сосна

Максимилиан Волошин (1877-1932)


Полынный венок сонетов Максимилиану Волошину

I.

…И стала сила Слова серебром,
а век – серебряным. Слова как пули.
Двенадцать стыли, шли, на пальцы дули,
глядели ввысь: Он, “в венчике”, – фантом.

Но вынул Он ещё одно ребро –
в цветаевскую персть весну вдохнул… И
нагие пальцы хрупкие согнули
из звуков вёсла… Только Русь – паром

разбитый (вплавь… грести нельзя… вести…) –
прибило к Крыму, где в одной горсти
живые травы, мёртвые вулканы,

где синий киммериец Коктебель
укладывает ветер в колыбель
седой полыни на кудрях у Пана.
Collapse )
28 мая 1877 года родился Максимилиан Александрович Волошин
хокку, сосна

Бродский



Осенний крик ястреба


Северозападный ветер его поднимает над
сизой, лиловой, пунцовой, алой
долиной Коннектикута. Он уже
не видит лакомый променад
курицы по двору обветшалой
фермы, суслика на меже.

На воздушном потоке распластанный, одинок,
все, что он видит — гряду покатых
холмов и серебро реки,
вьющейся, точно живой клинок,
сталь в зазубринах перекатов,
схожие с бисером городки

Новой Англии. Упавшие до нуля
термометры — словно лары в нише;
стынут, обуздывая пожар
листьев, шпили церквей. Но для
ястреба - это не церкви. Выше
лучших помыслов прихожан,

он парит в голубом океане, сомкнувши клюв,
с прижатою к животу плюсною
— когти в кулак, точно пальцы рук, —
чуя каждым пером поддув
снизу, сверкая в ответ глазною
ягодою, держа на Юг,

Collapse )

24 МАЯ 1940 ГОДА РОДИЛСЯ ИОСИФ АЛЕКСАНДРОВИЧ БРОДСКИЙ

хокку, сосна

МЦ



Переполошенные резким похолоданием, журавли спешно покидали северные края.
Всё сегодняшнее утро небо плакало и кричало журавлиными голосами.
Броуновское движение тёмных точек постепенно оформлялось в правильные клинья и - там, "где обрывается Россия над морем чёрным и глухим", - с мужеством отчаяния кидалось покорять воздушный океан, пространство от берега крымского до берега турецкого, без передышки на отдых.

Collapse )
хокку, сосна

ТРАНЗИТНЫЙ ПАССАЖИР. О поэзии Владимира ДОКШИНА (завершение)

начало здесь: https://evrica-taurica.livejournal.com/194664.html#comments



Дар духовидения
Поиграем в «золото-болото-долото»?
Взяв зА душу,
Ты не хватай за дУшу,
иначе задушУ.
Виртуозно рифмует Автор! Каждая рифмопара соединена пупочным канатиком родства — фонетического, семантического, мистического... Потому и вслушиваемся внимательно, тайные знаки отгадываем.
И вдруг - «Он и себя срифмовал!»
Не увидишь ни шиша
Докшина,
Разве только мураша
сдохшего.
Так пригвождает себя в три слога жестокосердый Автор.
Вот ведь  как вжикнул рифмой... И в другом месте: "Бобби Кс. Дох".
Вовик-бобик…
Но неуместно по этому поводу содрогаться, дорогой читатель.

Collapse )
хокку, сосна

ТРАНЗИТНЫЙ ПАССАЖИР. О поэзии Владимира ДОКШИНА



Однажды ко мне прорвался  ультразвуковой сигнал.
Это были стихи:
Поспеши, человек,
мне понятный и близкий,
отразиться во мне,
как в воде облака,

перед тем, как навек
разлететься на брызги
и покой в тишине
обрести на века.
Вняв призыву, я поспешила.
Способ выхода на контакт тоже был мне послан:
Если настроить мозг на приём
волн, уловимых едва…
Сквозь помехи доносились обрывки блюза, «песни зимнего моря провинции», водевильные куплеты, кошачье танго.
И тут в мою жизнь влетел…
doc. shinn – son!
Поэзия Владимира Докшина впервые явилась мне в 2011-м году, когда со страниц сборника судакских авторов «Обретая истины”  блеснули перлы и хризопразы его поэтических откровений.
Было заманчиво ступить на эту терра инкогнита – но всему своё время: именно  подаренная автором книга стихотворений «Последний ХОМО» вызвала желание исследовать авторский стиль.

Collapse )
хокку, сосна

"ДЕСАНТУ СЛАВА!"



Эту белую пирамидку и надпись на камне "Десанту слава!" видит с дороги каждый, кто приезжает в Судак.

Здесь, на горе Каршитерс (или, как иногда её называют в народе, Терц) нашёл последнее пристанище один из 1750 воинов Второго судакского десанта.

История трагических событий января 1942 года постепенно восстанавливается. Поэты опередили историков, сложив рифмованные строчки, в которых сквозит надежда на благодарную память потомков.

Отвлекающий десант.
Есть такой в морском уставе.
Отвлекающий десант —
Верный путь к посмертной славе.

После всех побед и бед
Их припомнят и прославят.
Через тридцать долгих лет
Здесь им памятник поставят.

Collapse )

хокку, сосна

Янковский. Несостоявшийся Тургенев



Сегодня, в день юбилея, весь день смотрела фильмы и передачи с любимым артистом.
Пересматривала многократно виденные киноленты и сокрушалась, что так и не воплотились "Живая рыба", "Агнец божий"; и почти ничего не осталось от фильма "Метафизика любви".

Collapse )
хокку, сосна

Картинки крымского демисезона



Период между золотой осенью и серебряной зимой - зябкое межмирье.
Время засыпания, погружения в спячку со вкусом небытия.
Но есть бунтари, которым претит всеобщее оцепенение.
С усмешкой Колесо Перемен сминает очередного протестанта, осмелившегося выступить не в свой черёд. Однако видеть эти попытки "быть не как все" поучительно.

Не первый раз наблюдаю, как в ноябре расцвела сирень:




Collapse )